Суббота, 06.06.2020, 09.37
Приветствую Вас Путник | RSS

ОРДЕН


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: степняк  
Форум » Скифы » Скифы прошлого » Звериный стиль скифов (нашел где-то когда-то))))
Звериный стиль скифов
ZmiyДата: Среда, 14.01.2009, 06.45 | Сообщение # 1
Частый гость
Группа: Проверенные
Сообщений: 108
Статус: Offline
germiones_muzh
05 April 2008 @ 09:39 pm

Помещаю еще один очерк о волках и воинских союзах у индоевропейцев (в двух частях - поскольку он большой). Снимаю запрет на ссылки: я все равно не опубликую функциональной реконструкции посвящения в члены союза и пробуждения родовой памяти у характерников. А остальное вряд ли будет опасно. Олегу Пащенко сообщаю, что обращения в очерках были адресованы не ему, а первому читателю очерков - молодому историку из КБР, увлекавшемуся ролевыми играми и легендами предков о волчьем начале у характерников. Я не слишком опасаюсь, что ты заразишься чем-то таким, Олег - ты слишком ленив и гедонист для этого. В лени и гедонизме - счастье нынешнего потенциала, его апотропей. А парень (фото его в черкеске я показывал) может и захворать.
СКИФЫ И ИХ «ЗВЕРИНЫЙ СТИЛЬ»
Я все же пришел к выводу, что без скифов и сармат обойтись не удастся – они были «владыками степей», которые отделяли славян от древнегреческих факторий Северного Причерноморья, жители которого нуждались в производимом земледельческими племенами зерне. Контролируя степные просторы, скифы богатели от «таможенных сборов» за «транзит» славянского (и балтского) зерна в Ольвию (находившуюся в дельте Днепра-Борисфена) и другие города, которые в свою очередь перепродавали продовольствие в греческую метрополию… Как считал академик Рыбаков, из этого источника и происходит «золото скифов» (хотя скифы торговали также скотом, в изобилии плодившимся в степях, и пленными, которые обычно также не переводились - в силу постоянных набегов на соседей). Праславяне входили в зону скифского влияния и считались «скифоидным народом». Определим, в чем конкретно выражалось это влияние.
Общим местом является, что военная аристократия (всадничество) у славян и балтов выделилось из общей массы народа под влиянием скифов. Если мы рассмотрим образ жизни этих людей (в дальнейшем - князей и боярства; в то время термин боярин ходить просто не мог, поскольку он - тюркского происхождения. Аналогично и князь - от готского konungr; у балтов от этого же слова произошел термин kunigas. Эти обозначения знати у славян появились уже в эпоху Переселения народов), то увидим, что жили они практически кочевым побытом - в отличие от массы простых славян, почти не перемещавшихся в освоении определенной хозяйственной площади земли. Князь (а позднее - и бояре, первоначально бывшие племенной знатью, старейшинами, а затем ставшие высокими чиновниками в Московском царстве) в сопровождении своего двора и дружины постоянно переезжал с места на место, из одного укрепленного пункта своего княжества в другой, осуществляя, как теперь сказали бы «контроль над ситуацией» на местах, ездил в походы на соседей и в степь, в гости с дипмиссиями (а если его сгоняли «со стола» - то и скитался из княжества в княжество, ища нового места). Фактически всю свою жизнь князья проводили в седле, в походах (см. «Поучение детям» Владимира Мономаха) - что аналогично образу жизни скифских, а позднее сарматских и тюркских кочевников. С полным основанием можно предположить, что и в эпоху скифов образ жизни нарождавшегося славянского всадничества (военной аристократии) был таким же или подобным… Это - первый фактор влияния скифов на праславян. Он прослеживается по погребениям, где начинают появляться конская сбруя и оружие скифского образца. Есть смысл предполагать и прямые «вливания скифских кровей» в соседние этносы «на руководящих началах» - Геродот неоднократно указывает на особые группы населения в их составе, говорящие на ином, чем прочие, языке (упоминается и скифский). Так что не исключено, что древняя знать праславян была - хотя бы частично - скифского происхождения. Позднее, как говорилось выше, имела место массовая ассимиляция праславянами скифо-сармат (тех групп и сообществ, которые потеряли свои позиции в ходе вторжения в регион германцев под предводительством остготов во II-IV вв.н.э.) - что привело, по вполне обоснованной теории Седова, к образованию новой славянской группировки племен и одновременно новой культуры (эту группировку византийские источники именовали антами). Однако случилось это уже за рамками рассматриваемой нами «скифской эпохи» - и подробнее об антах целесообразно говорить в очерке, который будет посвящен сарматам…
Второй фактор влияния относится к сфере сакральной - считается, что древнейшие термины, относящиеся к религии, у славян - иранского происхождения (бог - от bhaga, имена конкретных божеств - Даждьбог, Стрибог, Сварог - от svarga /огненный рай/, ирий-рай славянского язычества; даже возрастной термин «парень» возводится к понятию «фарн» у иранцев со значением «судьба, счастье, удача, сияние», - а слово «хорошо» - к иранскому по происхождению имени солнечного бога Хорса). Отсюда уместно сделать вывод о социальном и идеологическом доминировании скифов над славянами (впрочем, не носящем всеобъемлющего политического характера - по Геродоту, когда в Скифию пришли персы, северные народы отказали в военной помощи скифам, предпочтя отступить в леса от степной территории боевых действий).
Академик Рыбаков - наш «мамонт» славяноведения, считал контакты славян со скифами гораздо теснее. В частности, он полагал, что отдельные вожди славян со своими племенами принимали участие в дальних походах скифов, и т.д. К этим положениям Рыбакова следует относиться очень осторожно. Во-первых, как я уже писал в письме, во времена Рыбакова считалось, что народы на юге России до нашей эры жили, резко размежевываясь меж собой по принципу своей традиционной культуры - скифы были только степными кочевниками, праславяне - только полукочевыми скотоводами и землепашцами лесостепной зоны. На этом основании Рыбаков считал «скифов-пахарей» - сколотов Геродота праславянами. В наше время Раевский и Петрухин доказали - сколоты это вариант названия скифов-саков, и были они иранцами. Существовали, стало быть в описываемый период «переходные» культуры, существование которых Рыбаков отрицал (это подтверждается упоминаниями о «миксэллинах» в регионе - компактных групп полугреков-полуварваров - у античных авторов. Миксэллины скорее всего обитали в точках традиционных торговых контактов между скифами и греческими городами на побережье Черного моря и были в массе своей детьми смешанных браков).
Еще одно важное положение Рыбакова пока что серьезно не оспаривается: это положение о том, что обитавшие в степях юга России и Украины киммерийцы враждовали со славянами (подтверждением чему являются укрепленные городища праславян на границе степи периода киммерийского господства), а вытеснившие киммерийцев скифы, напротив, наладили с праславянами хорошие взаимовыгодные отношения. Это, по крайней мере, логично - когда в регион в III в.н.э. пришли гунны и нанесли удар по царству остроготов, «примучивавших» праславян, между гуннами и праславянами также образовались естественные отношения союзничества (или вассалитета праславян по отношению к гуннам), что было выгодно как первым, так и последним. Итак, вернемся собственно к скифам и рассмотрим процесс их появления в регионе.

(традиционная точка зрения на начало истории скифов) Скифы пришли в Европу из Азии в VII в.н.э. (или немного раньше), потеснив кочевых киммерийцев в Малую Азию (некоторые племена киммерийцев предположительно ушли на запад, положив начало всадничеству и некоторым другим восточным традициям - например, культу отрубленных голов - у кельтов). Появившиеся в регионе несколькими веками ранее, киммерийцы рассеялись по степям, распылив свои силы для скотоводческого освоения территорий. Сбитым в воинский кулак в процессе дальнего перехода по чужим землям, скифам нетрудно было реализовать военное превосходство над ними. По Геродоту, цари киммерийцев, посовещавшись с народом - оказывать отпор скифам или уходить - разошлись во мнениях и решили спор путем ритуального самоубийства; народ же снялся и откочевал по направлению к оседлым цивилизациям Закавказья, Малой Азии и Междуречья (реконструкция донского историка Ф.Х. Гутнова интерпретирует записанную Геродотом легенду как ритуальный поединок двух групп киммерийской знати - «божий суд» с целью решить, какое решение одобрят боги). Скифы последовали за ними. Археологические раскопки подтверждают сведения немногочисленных письменных источников о нашествии скифов на царства Урарту, Вавилона и Мидии. Одновременно другие группы скифских племен закреплялись в южнорусских (и украинских) степях. Стены древних крепостей на территории Армении хранят наконечники скифских стрел этой эпохи - свидетельство жестоких боев. Скифы разгромили Урарту и, вступив в союз с ассирийцами против Вавилона, основали свою недолговременную столицу - Сакиз - на территории нынешнего Азербайджана. Отступавшие по Малой Азии киммерийцы по пути опустошили Фригию, Лидию и греческие города на азиатском берегу. Преследуя их (а точнее - скорее всего пользуясь бегущими впереди киммерийцами как «тараном»), скифы проходят через Сирию, Иудею и достигают Египта, где фараон Псамметих откупается от них богатыми дарами. В это время мидийцы объединились с вавилонянами для противодействия Ассирии и скифам. Ассирия рухнула под их ударами; затем мидийцы быстро захватили Вавилон и стали доминировать в регионе. Недолгий военный триумф скифов завершился, по легенде, предательством, когда их вожди, приглашенные коварными мидийцами на переговоры, были отравлены на пиру. Присутствие скифов в Закавказье пошло на убыль - они начали отступать в южнорусские степи… Ошеломляющие своей быстротой и натиском действия скифов на этих территориях можно сравнить с «разведкой боем» - они исследовали регион и его «окрестности», «прощупали» соседей, выяснили расстановку сил, попутно обогатились и отошли к оптимально подходящим для кочевого скотоводства землям, которые и заселили (как видим, все эти события произошли в самом начале возможных контактов скифов с праславянами и очень быстро - праславяне просто не успели бы сориентироваться и «влиться» в этот процесс, не будучи народом всадников).
(Перспективная концепция Грантовского и Абаева об автохтонном происхождении европейских скифов основана на лингвистических реконструкциях, позволяющих полагать, что арийские племена разделились на индийские, первыми покинувшие европейские степи в движении на восток, и иранские; а иранские - на западных и восточных иранцев - еще в степной зоне Европы. Согласно этой концепции, прародиной скифов является на Средняя Азия и не Алтай, а просторы Дона, Кубани и Западного Приуралья. Грантовский обращает внимание на то, что археологические культуры, которые можно было бы отнести к скифам и к киммерийцам, нельзя четко разграничить и противопоставить друг другу. Археология не дает оснований говорить о нашествии пришельцев из Азии в южнорусские степи в описываемую эпоху. Древнейшие письменные источники ассирийцев, вавилонян и урартов, современные вторжениям скифов и киммерийцев в Малую Азию и на Ближний Восток, позволяют уверенно говорить только о том, что военный конфликт между скифами («ишкузи» - то есть саками, как они называли себя) и киммерийцами («гиммира») имел место именно во время этих вторжений. Скорее всего, он и закончился победой скифов над киммерийцами - носителями однотипной им культуры и непосредственными соседями скифов. По Грантовскому, таким образом, сама культура скифов и киммерийцев в окончательном варианте сформировалась во время походов в Закавказье, Малую Азию, на Ближний Восток до Египта - и эти походы носили гораздо более долговременный характер, чем считал Геродот (который ограничивает этот период 28 годами), полагавшийся, видимо, на рассказанное ему скифами предание, а не на факт. Информацию о том, что скифы пришли на исконные земли киммерийцев «из Азии» можно интерпретировать так, что скифы первоначально обитали восточнее или северо-восточнее причерноморских киммерийцев - в Приазовье либо в приуральских степях: греки считали территориальной границей меж Европой и Азией реку Танаис-Дон… Да и вообще нет достаточных оснований утверждать, что киммерийцы и скифы размежевывались по принципу «западные» - «восточные». Археологическая культура савромат, позднее, под именем сармат, нанесших сокрушительный удар скифам, в тот период также почти ничем не отличалась от скифской - урарты и ассирийцы вряд ли могли различить, какие именно из этих племен, или в какой комбинации их атакуют. Война между скифами и киммерийцами таким образом предстает конфликтом двух близкососедних, культурно практически идентичных и может быть даже близкородственных союзов племен - не исключено, что в ходе совместных грабительских походов. Логично допустить, что в тот период, когда в степях доминировали киммерийцы, под их именем для жителей оседлых цивилизаций, претерпевавших набеги, «скрывались» и скифы - «развести» кочевников на тех и других потребовалось уже позднее, когда оформилось противостояние и начался принципиальный конфликт… Теория Грантовского и Абаева в настоящее время наиболее доказательна. Если отталкиваться от нее, то выходит, что скифы исконно обитали на всех тех территориях, на которых позднее появились первые казачьи войска - Запорожское, Донское, Терское и Уральское (и даже позднейшее Кубанское!).)
В чем «секрет» военных успехов скифов на этом этапе? Согласно Геродоту, все мужчины этого народа были гиппотоксотами - конными стрелками. Новая для оседлых культур военная тактика, бесспорно, давала скифам решительный перевес в боестолкновениях с пешими армиями урартов, вавилонян и других земледельческих народов. Здесь необходимо сказать два слова о скифском луке (нужные сведения об этом оружии и его качествах известны не всем). Лук скифов - сложносоставное оружие из проклеенных и соединенных жилами слоев дерева и роговых/костяных накладок, в определенных местах обеспечивающих большую жесткость конструкции, - принципиально не изменялся и переходил от одной кочевой культуры к другой, оставаясь непревзойденным оружием дистанционного боя (этот лук только увеличился в размерах, что привело к другому способу его ношения и «добрал» дополнительных накладок - при сарматах и гуннах, нуждавшихся в усилении его дальнобойности для эффективного поражения бронированной цели). Насколько сложным было производство скифских луков, может дать понять такой факт: в XVI веке турецкие мастера тратили на то, чтобы сделать один (!) такой лук, около полутора лет. Есть статистика, согласно которой турецкие стрелки запускали стрелы на дистанцию 800 и более метров; попадали в цель за 230 метров, а с 90 метров пробивали стрелой серьезные доспехи. Лук скифов, как было сказано, меньше лука сармато-гуннской эпохи (предполагается, что его дальнобойность была в полтора раза меньше), однако и он мог дать возможность опытному стрелку на открытой местности уничтожить до десятка пеших воинов противника, не подвергаясь серьезному риску быть пораженным их ответными действиями. (В Древней Руси ходил термин «перестрел» («перестрелами» измеряли расстояния); по литературным памятникам ясно, что длина перестрела было от 150 до 250 метров. Некоторые специалисты считают, что это - дистанция прицельной стрельбы из лука того времени. Добавим, что она абсолютно недосягаема для теперешних профессиональных стрелков из лука - даже неприцельная дальность их стрельбы ограничивается 400 метрами, - что говорит об исключительных навыках кочевников древних эпох.) Иными словами, скифы не несли серьезных потерь в боях в Закавказье и Малой Азии - иначе они не могли бы эффективно атаковать крепости противника, что для кочевников всегда было сложной проблемой. Мастера восточных единоборств считают, что искусство стрельбы из лука развивает у стрелка способности к выходу в медитативные состояния (иранец Омар Хайям писал в прозаическом сочинении «Ноуруз-намэ», что упражнения в стрельбе из этого оружия «обостряют память и усиливают сердце», что «лук похож на человека, так как в нем имеются жилы, нервы, кости, кожа и мясо, а его тетива является душой, так как его жизнь зависит от нее» и приводит высказывания знаменитых лучников: «Уважайте их (лук и стрелу) - ибо они мудрецы (среди прочего) оружия: воюют вблизи, а убивают вдали»; «(какими должны быть стрелки из лука?) такими, что все их тело - сердце, все их сердце - рука, вся их рука - лук, и весь их лук - стрела, а вся их стрела попадает в сердце врага… Надо понимать так, что они должны иметь сердце сильное и крепкое, как их рука, жилы ровные и крепкие, как лук, и стрелу прямую и ровную, как тетиву, а если будет так, они увидят место своей стрелы в сердце врага».) В скифском мифе о происхождении их народа говорится, что родоначальник скифов стал преемником своего отца Таргитая-Геракла тогда, когда натянул его лук; передача старым скифом лука молодому изображена на знаменитом ритуальном золотом сосуде из могильника «Частые курганы» близ Воронежа - и на монетах парфянских царей (азиатские парфяне были восточными иранцами, как и скифы, и могли «отколоться» от них в ходе нашествия на Закавказье). Совершенно однозначно можно говорить о том, что лук был у скифов символом могущества и власти.
Обладая исключительным перевесом в дистанционном бою, скифы не особенно развивали тактику и средства ближнего боя. Видимо, они атаковали уже расстроенного массированной стрельбой из луков противника, смешавшего ряды или бегущего. Оружие ближнего боя скифов гораздо слабее - их меч «акинак» скорее является длинным кинжалом, непригодным для конной схватки (видимо, он применялся в пешей рукопашной, как «последнее средство» - и для добивания врага, а также для его скальпирования). Более мощным оружием у них были бронзовые булавы, чеканы-клевцы и близкие им по конструкции боевые секиры; копье у европейских скифов не считалось обязательным предметом экипировки; щиты были легки и невелики (от стрел они все равно не могли дать надежной защиты), доспехи из пластин очень редки как археологическая находка (основным средством, защищающим торс всадника, у скифов был, скорее всего, боевой пояс с металлическим набором - за него и производился надежный захват в традиционной борьбе кочевников).
Два слова и о рукопашном бое без оружия у скифов и сармат. По немногим изображениям, он не особо отличался от позднейшей степной «борьбы на поясах» - противника хватали за боевой пояс и вырывали из седла, бросая наземь; в пешей схватке поступали таким же образом. Упавшего противника добивали акинаком или же затаптывали ударом ноги. Распространен был способ взять в плен спешенного противника хватом за волосы - таким способом его «конвоировали» за конем (бедняге приходилось бежать «своим ходом»). Есть упоминания в греческих текстах о бытовавшей в местах соприкосновения греков со скифами борьбе «айксиломахия» (от слова со значением «удушение»). Возможно, она включала также приемы, аналогичные тем, которые скифы применяли для укрощения коней - различные болевые захваты (скажем, «за храп», то есть за ноздри коня или человека) и способы удушения, также характерные для традиционной борьбы кочевых народов. В целом - достаточно эффективный метод безоружной схватки, сочетающий атлетическую борьбу с болевыми приемами, не требующими приложения большой физической силы.
Скифы использовали седла, но не стремена - они не то, чтобы их не знали, скорее считалось, что здоровый мужчина в стременах не нуждается (даже более поздняя бронированная конница сарматов ездила «охлюпкой» на конях, облаченных в катафракту - броневую попону из нескольких слоев кожи, иногда с металлическим набором). Понятно, что такая манера езды в сочетании с необходимостью вести бой верхом требовала исключительной тренированности и физической формы.
Военные обычаи скифов были более чем суровы - они были жестоки. Пленных брали чаще всего для принесения их в жертву (несчастным отрубали правую руку и голову, кровью кропили священный акинак, вонзенный в землю) - позже распространилась торговля рабами с греками, у которых этот товар пользовался большим спросом. У скифов ежегодно устраивались пиры, на которых почетную чашу мог выпить только сразивший врага; остальные покрывались позором и были во всеобщем пренебрежении. Скифский воин снимал с поверженного противника скальп и подвешивал к узде коня, пользуясь им как полотенцем для обтирания пальцев от жира; также было распространено отсечение головы для демонстрации ее в качестве доказательства победы в бою. Есть основание думать, что существовал воинский культ отсеченной головы… Скифы верили, что необходимо вкусить плоти и крови доблестного врага, чтобы таким образом «причаститься» его достоинств (иначе говоря, они, как и многие другие древние народы, считали кровь местом обитания души человека). Азиатские скифы-саки по аналогии с этим обычаем «причащались» крови и плоти своих отцов… Мужчины скифов, приходя в преклонный возраст, предпочитали почетное самоубийство (чашу с отравленным вином на пиру) дряхлой старости.


Скиф

и вообще- пишите в личку

 
Форум » Скифы » Скифы прошлого » Звериный стиль скифов (нашел где-то когда-то))))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: